Меню сайта

Форма входа

Логин:
Пароль:

Партнерство

наш баннер:

Профсоюз Безопасность


Гуманитарный университет профсоюзов

портал Мир безопасности

ДиПОО

Профсоюз ТВ

Работа в охране и безопасности

Найти работу

Профсоюзная жизнь

  • Важная информация
Акция Молодёжного Совета Профсоюза "Чужая жизнь - в твоих руках!" (спаси замерзающего).

В России 3 октября пройдет штабная тренировка по гражданской обороне.

Поиск

Календарь новостей

«  Октябрь 2023  »
ПнВтСрЧтПтСбВс
      1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031

Статистика

Главная » 2023 » Октябрь » 26 » КС защитил право сотрудников ОВД обращаться за медпомощью в частные клиники.
КС защитил право сотрудников ОВД обращаться за медпомощью в частные клиники.
16:29

Как указал Суд, отсутствие сотрудника ОВД на службе по болезни, зафиксированное частной клиникой, выдавшей лист нетрудоспособности, не влечет увольнение за отсутствие на службе без уважительных причин. В комментарии «АГ» представители заявителя в судах поддержали выводы КС. По мнению одного из экспертов, постановление повлечет радикальное изменение судебной практики по соответствующим спорам, поскольку защищает права сотрудников ОВД на охрану здоровья, а также их трудовые права. Вторая отметила важность содержащихся в постановлении инструкций, связанных с исключительными случаями обращения правоохранителей в частные клиники. Третья поддержала выводы КС, но указала на некоторое ограничение прав полицейских со стороны высшего судебного органа конституционного контроля. Четвертая заметила, что возможности частных клиник по оказанию медпомощи во многом превосходят возможности государственных, в том числе ведомственных, учреждений здравоохранения. Конституционный Суд опубликовал Постановление от 12 октября № 47-П по делу о проверке ч. 1 ст. 65 Закона о службе в ОВД и ч. 2 ст. 379.5 ГПК РФ в связи с жалобой бывшего сотрудника ОВД, уволенного со службы в связи с получением больничного листа в частной клинике.

Лечение в частной клинике стало поводом для увольнения со службы в ОВД

C августа 2003 г. Сергей Елисеев проходил службу в ОВД, с середины июля 2011 г. он работал инспектором ДПС ГИБДД УМВД России по Новосибирску. В мае 2020 г. его уволили за грубое нарушение служебной дисциплины ввиду отсутствия на службе без уважительных причин в периоды с 5 по 31 июля 2019 г. и с 31 декабря 2019 г. по 14 января 2020 г. При этом у заявителя были справка от ООО «Центр лечебно-профилактических технологий», имеющего лицензию на осуществление медицинской деятельности (в том числе проведение экспертизы временной нетрудоспособности), а также листки нетрудоспособности, выданные этой клиникой. Согласно им в указанные периоды Елисеев был временно нетрудоспособен, в связи с чем не мог и не должен был выполнять служебные обязанности. Однако ввиду регулирования, установленного ч. 1 ст. 65 Закона о службе в ОВД, эти документы не были учтены при решении вопроса о привлечении заявителя к дисциплинарной ответственности за отсутствие на службе. Сергей Елисеев оспорил увольнение в судебном порядке. Суд восстановил его на работе и признал незаконными приказы о привлечении его к дисциплинарной ответственности и увольнении, в пользу истца было взыскано удержанное с него денежное довольствие за периоды отсутствия на службе, а также довольствие за время вынужденного прогула. Тем самым суд счел, что в период с 4 апреля 2019 г. по 15 апреля 2020 г. истец неоднократно обращался в медицинские организации госсистемы здравоохранения, которые выдали ему 21 больничный. Отсутствие Елисеева на службе в спорные периоды, как указал суд, также было вызвано временной нетрудоспособностью, зафиксированной медорганизацией, имеющей право на проведение соответствующей экспертизы. Хотя у истца отсутствовали документы, дающие право на освобождение от выполнения служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью, выданные ведомственной медорганизацией либо государственной или муниципальной больницей, причина его отсутствия на службе в спорные периоды не могла быть признана неуважительной. Впоследствии апелляция отменила решение нижестоящего суда и полностью отказала в удовлетворении иска. Тем самым она сочла, что временная нетрудоспособность сотрудников ОВД должна подтверждаться исключительно документами, выданными медицинскими организациями системы МВД России, к которым они прикрепляются, или иными организациями, зарегистрированными в медорганизации системы МВД по месту прикрепления конкретного сотрудника для медобслуживания, а частная клиника, в которую обращался истец, к числу таковых не относится. Тем самым, как указал апелляционный суд, Елисеев не предпринял мер по соблюдению установленного порядка оформления больничных. Кассация поддержала позицию апелляции, а ВС отказался рассматривать кассационную жалобу заявителя.

КС выявил ограничение прав сотрудников ОВД на получение медпомощи.

В жалобе в Конституционный Суд Сергей Елисеев указал, что ч. 1 ст. 65 Закона о службе в ОВД, по его мнению, не соответствует Конституции в той мере, в какой она в контексте правоприменительной практики позволяет уволить сотрудника ОВД, временная нетрудоспособность которого подтверждена документами частной клиники, притом что обращение в негосударственную медорганизацию было обусловлено ухудшением состояния здоровья, несмотря на предшествующее длительное лечение в ведомственных и государственных больницах. Заявитель добавил, что ч. 2 ст. 379.5 ГПК РФ также не соответствует Конституции, поскольку не предусматривает необходимости ведения протокола судебного заседания при рассмотрении дела в суде кассационной инстанции, в связи с чем существенные доводы сторон не находят отражения в кассационном определении. Изучив материалы дела, Конституционный Суд отметил, что оспариваемая заявителем норма ГПК, которая во взаимосвязи с иными положениями гл. 41 Кодекса призвана обеспечить условия для исправления в кассационном порядке возможных ошибок, допущенных нижестоящими судами, не может нарушать конституционные права заявителя. Он также напомнил: ч. 1 ст. 65 Закона о службе в ОВД неоднократно оспаривалась гражданами, которые, как и заявитель жалобы, были уволены за отсутствие на службе без уважительных причин, хотя их временная нетрудоспособность в период отсутствия была подтверждена документами, выданными частными клиниками, куда они обращались за медпомощью. Однако, в отличие от предыдущих заявителей, заметил Конституционный Суд, заявитель данной жалобы подвергает сомнению конституционность этого законоположения применительно к ситуации, когда обращение сотрудника ОВД в частную клинику было обусловлено тем, что, несмотря на предшествующее длительное лечение в ведомственных больницах, сопровождавшееся многократным и продолжительным освобождением от несения службы, у него так и не наступило выздоровление и (или) устойчивое восстановление трудоспособности (это обстоятельство было установлено при рассмотрении дела в первой инстанции). С учетом изложенного, заметил КС, предметом рассмотрения по данному делу является ч. 1 ст. 65 Закона о службе в ОВД в той мере, в какой она служит основанием для решения вопроса о возможности освобождения сотрудника ОВД от выполнения служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью на основе документа, выданного частной клиникой, имеющей лицензию на проведение экспертизы временной нетрудоспособности, и увольнения этого лица за отсутствие на службе, когда причиной стала болезнь, подтвержденная документом, выданным этой медорганизацией. КС напомнил, что военнослужащие и лица, приравненные по медицинскому обеспечению к таковым, имеют право на получение медпомощи в ведомственных медорганизациях, а при их отсутствии или при отсутствии в последних отделений соответствующего профиля, специалистов либо специального медоборудования – на получение медпомощи в порядке, установленном Правительством РФ, за счет средств федерального бюджета. Согласно Закону о службе в ОВД сотрудник может обратиться и в иные, выбранные им самостоятельно медорганизации (государственные, муниципальные, частные) за получением платных медицинских услуг на основании соответствующего договора или ДМС. Как указано в постановлении, обращение сотрудника ОВД за медпомощью, обусловленное наличием заболевания, травмы, отравлением или иным состоянием, связанным с временной потерей трудоспособности, обычно предполагает необходимость освобождения от выполнения служебных обязанностей для прохождения обследования и (или) лечения в амбулаторных либо стационарных условиях. При обращении этого лица в частную клинику за получением медпомощи, предполагающей необходимость освобождения от исполнения служебных обязанностей, выданные такой организацией документы, подтверждающие временную нетрудоспособность сотрудника, не признаются надлежащим основанием для освобождения от службы на период болезни. Освобождая сотрудника ОВД от выполнения служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью лишь на основании соответствующего листка освобождения либо заключения, выданных по общему правилу ведомственной медорганизацией или в отдельных случаях – иной медорганизацией государственной или муниципальной системы здравоохранения, федеральный законодатель учитывал нюансы организации оказания медпомощи сотрудникам ОВД и исходил из того, что ведомственные и иные учреждения государственной или муниципальной системы здравоохранения способны обеспечить предоставление всех видов качественной медпомощи. Это исключает необходимость обращения в частные клиники за получением такой медпомощи, которая предполагала бы освобождение сотрудника ОВД от исполнения служебных обязанностей. В то же время возможность обращения в любую (по выбору сотрудника ОВД) медорганизацию за получением медпомощи, не предполагающей освобождение от выполнения служебных обязанностей, не ограничена текущим регулированием. Между тем, заметил КС, необходимо учитывать возможность возникновения ситуации, когда, несмотря на длительное лечение сотрудника ОВД в ведомственной, государственной или муниципальной больнице, выздоровление и (или) устойчивое восстановление трудоспособности у него так и не наступают. Поскольку длительное и неэффективное лечение может повлечь не только ухудшение состояния здоровья сотрудника ОВД, но и его последующее увольнение со службы, в подобной ситуации вполне возможно его самостоятельное обращение за медпомощью в частную клинику. Такое обращение фактически носит вынужденный характер и представляет собой меру, направленную как на реализацию конституционного права на охрану здоровья и медпомощь, так и на сохранение служебных правоотношений, возникших в силу реализации конституционного права свободно распоряжаться своими способностями к труду, выбирать род деятельности и профессию, а также права на равный доступ к госслужбе. «Кроме того, необходимость обращения сотрудника органов внутренних дел за получением медицинской помощи в частную медицинскую организацию может возникнуть и в иных исключительных случаях, например когда проведенные в ведомственной и (или) иной медицинской организации государственной или муниципальной системы здравоохранения мероприятия по диагностике имеющегося у сотрудника заболевания не привели к установлению однозначного диагноза, а новые диагностические мероприятия не планируются или откладываются на длительный срок либо у данного лица выявлено угрожающее жизни заболевание, затягивание начала лечения которого или выбор неправильной методики его лечения увеличивает риски неблагоприятного исхода и т.п. В подобных ситуациях обращение сотрудника органов внутренних дел в частную медицинскую организацию нередко связано с проведением дополнительного обследования и (или) амбулаторного либо стационарного лечения, предполагающих освобождение его от выполнения служебных обязанностей», – поясняется в постановлении. КС добавил, что установленный текущим регулированием порядок освобождения сотрудников ОВД от выполнения служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью, исключающий любую возможность освобождения от службы на основе документов, выданных частной клиникой, фактически исключает и возможность получения указанными лицами такого рода медпомощи, даже когда она объективно необходима. Отсутствие на службе сотрудника ОВД в связи с временной нетрудоспособностью, даже при подтверждении этого факта документом, выданным клиникой, имеющей лицензию на проведение экспертизы временной нетрудоспособности, признается грубым нарушением служебной дисциплины, являющимся основанием для увольнения. Таким образом, заметил высший судебный орган конституционного контроля, действующий порядок освобождения сотрудников ОВД от выполнения служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью не только не обеспечивает возможности учета всех обстоятельств, обусловливающих необходимость обращения в конкретном случае в частную клинику за получением медпомощи, предполагающей освобождение от исполнения служебных обязанностей, но и фактически исключает возможность получения персоналом ОВД – в том числе в случае объективной необходимости – такого рода помощи в организациях негосударственной системы здравоохранения. Тем самым право сотрудников ОВД на охрану здоровья и медпомощь подвергается ограничению, не имеющему объективного и разумного оправдания и выходящему за рамки конституционно допустимого, а сами они лишаются возможности реализовать такое конституционное право на сопоставимых с установленными для других категорий граждан условиях. Исходя из этого, заболевание сотрудника ОВД и прохождение им необходимого лечения, исключающего возможность исполнения служебных обязанностей, когда подтверждающий указанные факты документ о временной нетрудоспособности не отнесен к числу надлежащих оснований для освобождения от выполнения служебных обязанностей в силу того, что выдан частной клиникой, хотя и имеющей лицензию на проведение экспертизы временной нетрудоспособности, не может расцениваться как неуважительная причина отсутствия такого лица на службе. Соответственно, отсутствие сотрудника ОВД на службе, обусловленное временной нетрудоспособностью, в таких обстоятельствах не может служить безусловным основанием для увольнения со службы за грубое нарушение служебной дисциплины, а также по иным основаниям, связанным с виновным поведением.

Норма Закона о службе в ОВД признана неконституционной

Таким образом, КС признал ч. 1 ст. 65 Закона о службе в ОВД противоречащей Конституции в той мере, в какой она полностью исключает возможность освобождения сотрудника ОВД от выполнения служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью на основе документа, выданного частной клиникой, имеющей лицензию на проведение экспертизы временной нетрудоспособности, даже при наличии исключительных обстоятельств, объективно требующих обращения в такую организацию за получением медпомощи. В частности, если лечение длящегося заболевания в ведомственной, государственной или муниципальной больнице оказалось неэффективным и не привело к улучшению состояния здоровья сотрудника, либо проведенные в них мероприятия по диагностике заболевания не привели к установлению однозначного диагноза, а новые диагностические мероприятия не планируются или откладываются на длительный срок, либо у лица выявлено угрожающее жизни заболевание, затягивание начала лечения которого или выбор неправильной методики лечения увеличивает риски неблагоприятного исхода, что впоследствии позволяет уволить сотрудника ОВД в связи с отсутствием на службе, вызванным временной нетрудоспособностью, по основанию, связанному с виновным поведением. В связи с этим, указал Конституционный Суд, федеральному законодателю надлежит скорректировать текущее регулирование. До принятия соответствующих законодательных изменений освобождение сотрудника ОВД от выполнения служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью, связанной с лечением (обследованием) в частной клинике, имеющей лицензию на проведение экспертизы временной нетрудоспособности, в указанных исключительных обстоятельствах возможно при условии предварительного уведомления непосредственного начальника и на основе изданного им приказа. При этом отказ от освобождения сотрудника от выполнения служебных обязанностей может быть обжалован в суд. Если такой приказ не издан либо решение суда по результатам обжалования не принято, но лечение (обследование) в частной клинике носило безотлагательный характер или имелись достаточные основания для того, чтобы оно могло восприниматься в качестве такового, отсутствие сотрудника ОВД на службе, обусловленное оказанием ему медпомощи в частной клинике при наличии соответствующих исключительных обстоятельств, не может служить основанием для увольнения в связи с виновным поведением.

Комментарии представителей заявителя

В комментарии «АГ» представители заявителя в судах – адвокат АП г. Москвы Екатерина Батурина и адвокат АП Новосибирской области Валерий Батурин – выразили благодарность Конституционному Суду, который воспринял их доводы о признании нормы закона специального законодательства противоречащей Конституции, а также о наличии правового пробела, не позволяющего защитить права определенной категории заявителей. «Все доводы жалобы и пояснений стороны заявителя на отзывы госорганов по этому вопросу нашли полное отражение в Постановлении № 47-П/2023, а само дело имело стратегический характер. После отмены апелляцией решения первой инстанции мы приняли решение довести дело до Верховного и Конституционного судов, поскольку юридически значимые обстоятельства дела не позволяли судам формально применить нормы закона и признать законным увольнение сотрудника, который 17 лет служил, не имел дисциплинарных взысканий и оказался в ситуации, когда ведомственная система здравоохранения не смогла ему помочь. Эти исключительные обстоятельства отличали дело Сергея Елисеева от дел других заявителей об оспаривании указанной нормы, и именно они должны быть конкретизированы законодателем. Помимо этого, благодаря постановлению отказ от освобождения от службы теперь можно обжаловать, чего ранее ни судебной практикой, ни законодательством не предусматривалось. Комментируемое постановление отражает фундаментальные принципы, которые защищаются Конституцией. При этом изложенная в нем позиция касается не только сотрудников полиции, но и всех правоохранителей, силовиков и других лиц, кому медицинская помощь оказывается ведомственной системой здравоохранения, – а это большая категория граждан», – заметила Екатерина Батурина. Валерий Батурин добавил, что второй вопрос, который нужно было проверить на соответствие нормам Конституции, касался порядка рассмотрения дел в суде кассационной инстанции. «Так, процесс был длительным, состязательным, на кассацию легло бремя проверки противоречащих судебных актов нижестоящих судов, совещание судей длилось более 40 минут. Но доводы сторон не нашли отражения в кассационном определении, протокол и аудиозапись заседания не велись. Конечно, мы отразили свои доводы в кассационной жалобе в Верховный Суд, но, на наш взгляд, такой порядок рассмотрения дела в суде кассационной инстанции не реализовывает полноценно право на доступ к правосудию. Тем не менее КС, руководствуясь ранее вынесенными позициями, в этой части прекратил производство по делу. Считаем, что в будущем такой порядок рассмотрения дел в кассации будет пересмотрен законодателем. Нам важно было донести свою позицию до Суда», – подчеркнул он.

Эксперты поддержали выводы КС

Адвокат АП Челябинской области Елена Цыпина отметила, что установленное законодателем регулирование, согласно которому временная нетрудоспособность сотрудников ОВД подтверждается исключительно документами, выданными медорганизациями системы МВД, к которым прикреплены эти сотрудники, или иными организациями, зарегистрированными в медицинской организации системы МВД по месту прикрепления конкретного сотрудника для медицинского обслуживания, ограничивает права сотрудника ОВД на получение медпомощи в сравнении с остальными гражданами РФ. «При получении медпомощи только в ведомственных медорганизациях сотрудники ОВД лишены возможностей, которые предоставляются каждому россиянину; этим нарушается их конституционное право на здоровье, что недопустимо. Каждому гражданину предоставлен достаточно большой объем прав в сфере охраны здоровья, в том числе возможность выбора медорганизации и врача. Однако сотрудники МВД фактически лишены в полном объеме гарантированных в РФ прав по охране здоровья и получения медицинской помощи», – заметила она. По мнению эксперта, в данном деле Конституционный Суд обоснованно указал, что федеральному законодателю необходимо предусмотреть условия и порядок освобождения сотрудников ОВД от выполнения служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью на основании документа, выданного другой – помимо ведомственной либо иной медорганизации государственной или муниципальной системы здравоохранения – медицинской организацией в исключительных обстоятельствах, объективно требующих обращения в такую организацию за медпомощью. «Однако указание в постановлении условия об исключительных обстоятельствах, объективно требующих обращения в такую медорганизацию, представляется излишним, поскольку также ограничит права данной категории граждан, возлагая на них представление доказательств исключительности обращения в частную клинику», – полагает Елена Цыпина. По мнению адвоката Коллегии адвокатов НСО «Полковников, Тарасюк и партнеры» Вадима Делова, постановление КС повлечет радикальное изменение судебной практики по соответствующим трудовым спорам сотрудников ОВД, поскольку защищает как их права на охрану здоровья, так и трудовые права. «До принятия постановления, дающего надежду на вынесение справедливых судебных решений, суды при рассмотрении споров о дисциплинарной ответственности сотрудников ОВД нередко принимали решения по формальным основаниям. Они признавали отсутствие сотрудника на службе, обусловленное временной нетрудоспособностью, подтвержденной документами частной медорганизации, даже в исключительных случаях грубым нарушением служебной дисциплины. Тем самым суды отказывались исследовать обстоятельства, исключающие виновность сотрудника», – пояснил он. Эксперт добавил, что в одном из дел суды двух инстанций не приняли во внимание неэффективность психиатрической помощи следователю УМВД, оказанной в ведомственном лечебном учреждении, и признали отсутствие следователя на службе прогулом в то время, когда она получала курс терапии в частной клинике. «До внесения необходимых изменений в правовое регулирование судам надлежит изменить алгоритм доказывания по трудовым спорам сотрудников ОВД, получавших лечение в частных клиниках. Потребуется устанавливать исключительность обстоятельств, требующих проведения лечения вне ведомственных учреждений. В частности, судам будет необходимо установить эффективность и качество оказанной медпомощи, что повлечет обязательное назначение судебной медицинской экспертизы. Ранее суды повсеместно отказывали в ее назначении по этой категории дел. Также в судах будут разрешаться споры, связанные с отказом издать уполномоченным должностным лицом приказ об освобождении сотрудника от выполнения служебных обязанностей на время лечения в медорганизации, не относящейся к государственной системе здравоохранения», – заключил Вадим Делов. Адвокат КА «Адвокат» Анна Мамонова полагает, что постановление КС, а также последующее внесение изменений в федеральное законодательство окажут существенное влияние на практику рассмотрения судами трудовых споров между ОВД и их работниками. «Полностью согласна с выводами Конституционного Суда. Действительно, во многих случаях возможности частных клиник по оказанию эффективного лечения по многим параметрам превосходят возможности государственных, в том числе ведомственных, учреждений здравоохранения, – пояснила она. – Однако военнослужащие, сотрудники ОВД и иные приравненные к ним лица фактически лишены доступа к платной медицине из-за невозможности оформить листок нетрудоспособности. Также в постановлении содержится важная оговорка: до внесения соответствующих изменений освобождение сотрудника ОВД от выполнения служебных обязанностей в связи с временной нетрудоспособностью, связанной с лечением (обследованием) в частной медорганизации, имеющей лицензию на проведение экспертизы временной нетрудоспособности, в исключительных обстоятельствах возможно при условии предварительного (до прохождения обследования или лечения) уведомления им своего непосредственного руководителя (начальника) и на основании изданного уполномоченным должностным лицом приказа. То есть обращение возможно не в любую частную клинику, а лишь в имеющую лицензию на проведение экспертизы временной нетрудоспособности (при отсутствии в лицензии данного вида деятельности клиника не вправе оформить больничный), а также при условии уведомления начальника и на основании соответствующего приказа или распоряжения». Руководитель практики Orlova\Ermolenko Дарья Шевцова отметила, что постановление содержит важные инструкции, связанные с исключительными случаями обращения сотрудника ОВД в частные медорганизации без применения негативных последствий для такого лица в виде увольнения из-за отсутствия на службе без уважительных причин. «Отличием от рассматриваемых ранее заявлений об оспаривании ч. 1 ст. 65 Закона о службе в ОВД явилось обстоятельство предшествующих многократных обращений заявителя в медорганизации федерального органа исполнительной власти в сфере внутренних дел, длительное лечение в которых не привело к выздоровлению. Полагаю, что Постановление № 47-П/2023 окажет существенное влияние на правоприменительную практику в рассматриваемом аспекте», – подытожила она.

Материал скопирован с сайта Национального портала по охране и безопасности "ГардИнфо": https://guardinfo.online/2023/10/19/ks-zashhitil-pravo-sotrudnikov-ovd-obrashhatsya-za-medpomoshhyu-v-chastnye-kliniki/

Категория: Новости | Просмотров: 37 | Добавил: villi1962 |
Всего комментариев: 0
Добавлять комментарии могут только зарегистрированные пользователи.
[ Регистрация | Вход ]